Музей Валенок

Кинешма — лики настоящего и прошлого

Газета «Заря», г. Талдом, 1982 г.

...И стал Талдом второй родиной...

В. Саватеев

Чуть позже, уже на пресс-конференции, устроенной юнармейцами из поискового отряда «Звезда», Владимир Константинович рассказывал о себе.

— Почему я так настойчиво стремлюсь в Талдом?

В тридцать девятом году я оказался беспризорным. Убили мать, отца не было. Остался с бабушкой. Мою бабушку, активную участницу женского движения хорошо знали Александра Михайловна Коллонтай, через нее — Надежда Константиновна Крупская. После похорон Надежды Константиновны, на которых была бабушка, она сильно простудилась и умерла. Осталось от нее для меня письмо к Коллонтай. С ним я поехал из Кинешмы в Москву. А Александра Михайловна в это время как раз вновь выехала за границу — в те годы была послом в Швеции... Через тетку, которая жила в Вербилках, я попал в Талдом. Я устроился электромонтером в конторе связи. В моей судьбе приняли самое душевное участие Анна Александровна Струкова и Георгий Николаевич Сергеев, теперь он уже умер. Можно сказать, они стали для меня не только наставниками, но и родней...

В более последовательном, хронологическом порядке Владимир Константинович сообщает о себе в биографической справке.

«Родился в 1924 году в городе Артемовске Донецкой области. Туда, в Артемовский (быв. г.Бахмут) уком РКП (б) на должность зав. женотделом была направлена моя бабушка Мария Алексеевна Анучкина. Там же жили и мои родители.

О бабушке, Мария Алексеевна Анучкина — член РСДРП с 1903 года. Образование — начальное политическое, школа самообразования. Работала по росписи фарфора в Риге. Есть предположение, что была на работе и в Вербилках, там жила ее сестра Анна Алексеевна Миронова. Сидела в Рижском остроге. Сидела в тюрьме в г. Кинешма Ивановской области в 1914 году.

Александра Михайловна Коллонтай была у бабушки в Кинешме в 1918 году, о чем упоминается в ее книге «О моей жизни и работе» (составитель И. М. Дажина. Институт марксизма-ленинизма, Москва). При этой встрече бабушка сделала предложение о созыве 1 съезда работниц и крестьянок. Предложение было принято А. М. Коллонтай и одобрено Владимиром Ильичом Лениным.

Съезд состоялся в ноябре 1919 года. Есть картина художника Васильева "Ленин среди делегатов I съезда работниц и крестьянок». На ней запечатлены Владимир Ильич Ленин, Александра Михайловна Коллонтай и моя бабушка Мария Алексеевна.

С 1920 года А. М. Коллонтай была заведующей женотделом ЦК партии. Отсюда понятны связи с ней моей бабушки».

Семейная драма разыгралась в Кинешме в 1927 году. Это было классовое столкновение в среде родственников, столкновение зарождающегося коммунистического мира, который активно представляла Мария Алексеевна, и упорно отстаивающего частнособственническую заповедь, увы, отца Владимира Константиновича Липина. Такой раскол в первые годы Советской власти прошел не по одной семье. Но каждая такая драма есть своя особенная, больная драма. В этой семье трагедия произошла так. У отца была столярная мастерская, и имущество попадало под конфискацию. От имени исполкома была послана... Мария Алексеевна Анучкина. Бабушка знала, что ее дочь очень любит мужа, но по-другому поступить не могла. И тогда разъяренный отец вывел бабушку на то самое место под Кинешмой, где погибла одна из героинь пьесы Островского, и стал расстреливать Марию Алексеевну. Ее прикрыла собой дочь — мать тогда трехлетнего Володи. Мать была убита наповал, у бабушки задет глаз...

Но в ту пору Володя еще не стал сиротой. У него была бабушка. Бабушку и внука поддерживала Александра Михайловна Коллонтай. Узнав от Марии Алексеевны о семейной трагедии, Александра Михайловна в одном из писем предложила Володе называть ее матерью. Она посылала «крестному сыну» книги и подарки.

«В 1932 году я был у А. М. Коллонтай в Москве. Встреча состоялась в Наркомате просвещения, у Надежды Константиновны Крупской. Присутствовал также и Николай Александрович Семашко, один из организаторов советского здравоохранения. Потом еще дважды был (конечно с Марией Алексеевной) у Надежды Константиновны — в 1934 и 1936 годах. По ее ходатайству в 1935 году лечился в Пятигорске». А в 1939 году Мария Алексеевна Анучкина поехала на похороны Надежды Константиновны Крупской в Москву. И, как уже рассказывал Владимир Константинович, сильно простудилась. Открылся туберкулез, бабушка умерла. Вот тогда-то Володя остался совсем один. И тогда-то с письмом-завещанием бабушки он поехал в Москву, к Коллонтай... Эти замечательные женщины - революционерки оказали неизгладимое влияние на Владимира Константиновича и высветили своим идеалом всю его последующую жизнь. Уже в свои поздние годы он сообщал об этом Ирине Мартыновне Дажиной, составителю книги о Коллонтай. И вот какой получил от нее ответ.

«Спасибо Вам за теплое письмо о Вашей бабушке Марии Алексеевне Анучкиной и А. М. Коллонтай. Все мы оставили для архива книги «О моей жизни и работе», используем для комментариев. Воспоминания Коллонтай стали хрестоматийными и вошли в сборник воспоминаний о В. И. Ленине. Так вошло в историю и имя Вашей бабушки М. А. Анучкиной».

Умирая, Мария Алексеевна вручила внуку остывающей рукой письмо в голубом конверте, на котором были написаны только две буквы «А.М.» Оставила немного денег. Посоветовала непременно ехать в Москву и передать письмо, а там, мол, помогут. Володя продал две пуховые подушки и небольшой блестящий самовар, из которого с бабушкой пили чай. Самовар было жалко. Ведь у этого самовара Мария Алексеевна встречала в Кинешме в 1918 году Александру Михайловну Коллонтай. Чай тогда был без заварки, с черным хлебом. И вот теперь Володя должен был обратиться к Александре Михайловне.

В Москве, однако, Володя не застал Коллонтай. Как уже говорилось, она была в Швеции. Погоревав, как мог, сирота направился в Вербилки, где жила и работала на фарфоровом заводе его родственница по бабушке Анна Алексеевна Миронова. Принять она Володю не смогла — у самой четверо было. Собрала его вновь в дорогу — теперь уже в Талдом. Там, мол, обязательно можно найти работу.

Так Володя в 1939 году оказался в городке со странным названием «Талдом». Но именно в Талдоме Владимир Константинович, как он сам считает, получил путевку в жизнь — окончательно определился со своей рабочей специальностью, вступил в комсомол, получил первое боевое крещение. «Вот почему я всегда о Талдоме помню. Считаю его своей второй родиной», — это строки из его письма. В своем городе Кинешме четырнадцатилетний Володя, окончивший четыре класса, успел поработать и монтером…

© Осокин Андрей 2009—2017 гг. Материалы сайта свободны для личного использования.
Согласие автора на публикацию фотографий или их фрагментов из раздела «Кинешма и окрестности» обязательно.